Лидер луганской группы «Новороссия» Роман Разум: За песней народ готов идти вперёд

Луганчанин, певец и продюсер, Роман Разум около 10 лет жил в Москве, работал над своими проектами и занимался творчеством, но в 2014 году переживания за свою малую Родину заставили его бросить всё и вернуться в Луганск. Теперь он руководит военно-музыкальным ансамблем армейского корпуса 2-й гвардейской мотострелковой бригады «Новороссия», ездит по городам ЛНР с концертами, постоянно выступает перед военнослужащими, как на передовых позициях, так и в тылу.

Как же получается так, что одни уехали из Донбасса, как только начались военные действия, а другие, наоборот, ввернулись на Родину, почему карьера в Москве стала менее значимой целью, чем мир в Донбассе, насколько важно патриотическое воспитание и как был создан музыкальный коллектив корреспонденту МИА «Исток» рассказал Роман Разум.

– Когда война началась, я приехал в Луганск и стал активно участвовать во взятии администрации, СБУ и потом, когда многие друзья, знакомые стали с оружием защищать нашу Родину, в основном это участники батальона «Заря», я пошёл к замполиту, который сейчас является первым замом командира бригады и предложил сделать ансамбль. Но тогда было очень тяжёлое время и морально это было возможно, но физически неосуществимо – шла война, обстрелы… Прошло время и на годовщину создания бригады в 2015 году уже было одобрено решение и подписан приказ о создании ансамбля, пока внештатного. Где-то я нашёл барабанщика, где-то гитариста, некоторых пришлось из гражданских брать и в штат поставить – так и образовался ансамбль. Сначала была идея назвать ансамбль «Вежливые люди», а потом, когда командование увидело, что мы начали активную деятельность, они задумались об идеологии нашего коллектива и решили, что «Вежливые люди» нам не подходит, потому что это прямая ассоциация с Крымом, а нам нужно что-то своё, родное. На собрании я предлагал разные варианты, на нём решили, чтобы мы назывались ансамблем «Новороссия», что для меня было удивительно. Для меня этот символ очень дорог, мы все осознанно понимаем, что ополчение Донбасса стало не за отдельные республики, а общее соединение и присоединение к России, поэтому Новороссия для нас остаётся мечтой, надеждой… Чтобы появилась Новороссия, нужно поднимать республики.

– Сложно было подобрать музыкантов для коллектива?

– Да, очень сложно, особенно сложно было вводить в штат гражданских. Они не могли перестроиться, быть военным – это уже другая история, другая ответственность, в любой день нас могут вызвать на полигон, на построение. И если я уже к этому привык, то они  – нет. Я даже до формирования ансамбля ходил в военной форме, в Москве выступал, постоянно пропагандируя нашу военную доблесть и вообще занимался исключительно социально-патриотической деятельностью: выступал для военных, для пограничников, для курсантов. Коллектив также было сложно собрать, потому что в Луганске осталось мало хороших музыкантов, многие уехали. Луганщина потеряла многие таланты во время войны.

– Можете рассказать подробней о составе?

– У нас ребята все из Донбасса. Барабанщик Антон из Дебальцево, пережил сложный период обстрелов, всё время находился в городе, помогал гражданским. В самом начале в коллективе был басист Никита, который безумно боялся, что узнают, что он играет в таком ансамбле – на выступлениях скрывал лицо банданой. Он боялся, потому что у него родители остались жить на той территории. Мама его как узнала, сказала, беги оттуда скорей, а он хотел играть, он увидел, что у нас есть перспектива и поддержка, но родители сломали его перспективу. Он ушёл, а на его место пришёл парень, очень патриотически настроенный из Молодогвардейска. Так образовался костяк группы. Потом мы определялись с репертуаром. Сейчас наш репертуар – это половина моих авторских песен и половина – каверы известных военных песен.

– А как началась концертная деятельность «Новороссии»?

– Первый наш концерт на полигоне прошёл в январе 2016 года. В конце декабря 2015 года мы сформировали группу и первого числа отметили Новый год. Второе января, звонок – срочно на полигон давать концерт. А я ребятам объясняю, что нужно понимать, то что мы теперь обязаны давать концерты, это наш долг, это наша ответственность. Многие некоторые вещи называют грубыми именами, что, мол, глупость, зачем это вообще нужно, а мне кажется, что любая «глупость», которая кажется не нужной или необязательной – это кирпичики, из которых строится будущее нашей республики, и те люди, которые не привыкли жить в ответственности и порядке, в ней жить не хотят. Есть много вещей, которые нужно выполнять как свою обязанность, и наша обязанность – это поднимать дух граждан республики, военнослужащих, пропагандировать доблесть бойцов, престиж службы. Молодое поколение подрастает и многие стоят на перепутье и не знают, кому верить и не знают кто мы и что мы. Родительская информация очень влияет, а родители иногда могут тоже быть зомбированы, поэтому у нас посыл один и самый важный – за нашу Родину, за республику, за Россию! Это не секрет, что для нас Россия является основным мотиватором, нашей надеждой. Я 11 лет прожил в Москве и в своё время у меня тоже был выбор, куда ехать работать: в Киев или в Москву. В 2003 я уже планировал уезжать из Луганска, а потом произошла трагедия в Беслане, и я очень переживал в то время, эта трагедия научила меня состраданию.

– Вы за этой трагедией в Беслане наблюдали с экрана телевизора? Как она повлияла на ваше творчество, работу?

– Да, я следил за новостями, работал тогда на предприятии  и всю смену слушал новости, и когда уже было известно о взрыве, я перед телевизором стоял на коленях и рыдал. Мне было очень больно, я на тот момент понял, что такое сострадание, что это такое, когда беда не твоя, но тебе очень больно, как за себя… И сорвался на концерт в Москву. Он назывался «Без слов». Когда в августе все готовятся на отдых, у меня начинается подготовка к концерту памяти о Беслане. Я проводил там различные акции, концерты, снял клип посвященный Беслану. Это повлияло на мой переезд в Москву и на то, что я начал заниматься общественной деятельностью. Инструмент для меня не для того, чтобы веселиться, а для того, чтобы созидать, помогать согражданам.

– А сейчас тоже ездите в Беслан или Донбасс занял его место?

– Так получилось, что сентябрь 2014 года был первым, когда я туда не поехал. Но это не значит, что я туда больше не поеду, меня там ждут и мы обязательно планируем в сентябре тур по Северному Кавказу.  Они нас поддерживают как республику. Будем готовить письма, искать поддержку в организации тура. Нам не нужны гонорары, нужна только информационная поддержка и средства на дорогу. Мы не за деньгами едем и не рвёмся на этом зарабатывать деньги. Мы военнослужащие, у нас есть довольствие, нам этого достаточно, чтобы осуществлять свою патриотическую деятельность. Хочется, конечно, инструменты лучше, больше качественного оборудования, чтобы звучать лучше. Нам хочется свой определённый патриотический «шоу-бизнес» сделать, где немножко по-другому будут расставлены приоритеты, учитывая то, что нужно этот патриотизм передавать молодёжи, но так, чтобы они его не воспринимали как навязанный, а именно жили этим, просто чувствовали. Хотя я понимаю, что это все с годами приходит, я сам был в 14-15 лет оторванный парень, который не понимал кто я и что я. Мы уверены, что молодёжь, которая разгильдяйничает все равно наберётся морали и у каждого будет своя гражданская позиция. А сейчас, в наше время, молодёжь, которая увидела войну, уже живёт с этим патриотизмом внутри.

– То есть внутри республики патриотический «шоу-бизнес» может развиться лучше, чем в какой-то другой стране?

– Это я грубо сказал шоу-бизнес, мне вообще не нравится, когда связывают культуру и бизнес. Это кому-то в голову раньше пришло выложить культуру на прилавок. Такого быть морально не должно. Творческий человек творит не для того, чтобы продавать. Это же не пирожки. А сейчас получается, что культура живёт только за счёт рынка, но мы как раз надеемся, что нас будет поддерживать республика и граждане.

Я бы очень хотел сделать в Луганске военно-патриотический клуб, который был бы с творческим уклоном. Допустим, чтобы ребята обучались игре на гитаре, на барабанах, делать фото и видео, как военные корреспонденты. Это то, что готов наш коллектив передать, делиться своим опытом. Хочется привлекать к этому молодёжь, обучать их, проводить, например, «Зарницы» и другие мероприятия. Хотелось бы сделать вот такой клуб, может даже получится со временем.

– В Вашем видео «Украина» фигурирует украинский флаг, есть призывы к объединению. Спустя 2 года Вы изменили своё мнение об этой стране?

– Мне очень жалко было Украину, потому что тогда я понимал, что не народ, не граждане губят страну, а кучка продажных политиков. Первым моим призывом было объединение, я лишь хочу, чтобы народы дружили. Я верил тогда, что это всё закончится и не дойдёт до такого кошмара, но когда уже вторая годовщина 2 июня, когда по Луганску стреляли с самолёта, это уже все… точка невозврата.  Да и Одесса тоже стала такой точкой, после которой многие сюда поехали воевать. В тот маленький творческий период я ещё верил, что Украину можно спасти и можно сосуществовать. А после того, как были обстрелы и бомбардировки, у меня появилось произведение «Освободительный марш Новороссии» – это уже мой путь, когда я понял, что назад дороги нет. И что бы сейчас не произошло, назад дороги не будет. Единственное, что я допускаю и согласен с руководством наших Республик, что можно вернуться в состав Украины, если это будет полная федерализация. Хотя как можно жить под их символами? Для меня, как для человека творческого, важно отношение к символике, на этом и строится вся политическая, пропагандистская война – символ, флаг, герб. Если бы в Украине изменили герб и флаг… Но как можно жить под этими символами, под которыми нас бомбили, если этот герб для нас стал свастикой и вызывает отвращение? Поэтому, в случае федерализации, символы нужно менять. У нас есть символы Новороссии, флаги и гербы республик, которые дают народу надежду на будущее.

– А с чего для Вас началась Новороссия?

– Я принимал участие во взятии администрации. В то время я был в Москве и «Вконтакте» мне написал друг, что назревает очень серьёзный митинг и будет, наверное, переломный момент. Я подумал и решил ехать, попал в Луганск на 9 марта. Я никогда не видел столько людей на площади, и потом они все переместились к администрации и я начал петь песню «День победы». Я увидел, как это «взрывает» людей изнутри, особенно когда вначале были слова «говорит Москва». Все набрались мощности, энергетики и пошли на штурм. Песня делает многое – она «пробивает» внутри человека самые сокровенные чувства. За песней народ готов идти вперёд!

– Выступления перед военными вызывают у Вас такие же сильные чувства?

– Кончено, для военных каждое слово имеет глубокий смысл. Гражданским многие вещи не понять, но все пытаются сопереживать по-своему. Приятно давать концерты и для гражданских, и для военных. Гражданских людей очень приятно заряжать энергетикой, а петь для военных хорошо, так как они видят, что благодаря их усилиям появляются такие коллективы как мы –  мы рассказываем об их доблести и отваге. Хотелось бы снять про них фильм и есть идея сделать военную комедию. Даже во время Второй Мировой войны был посыл создавать фильмы, которые поднимали настроение дух и патриотизм, выражали любовь к родине, но и давали возможность немного посмеяться. Кто приезжал со мной из России, они были очень удивлены, видя, насколько мы оптимистичны и несгибаемы.

– Сейчас у группы «Новороссия» тур по городам ЛНР, вы выступаете перед жителями многих городов ЛНР. Какие сейчас ощущения после выступлений?

– Жизнеутверждающие ощущения, жители патриотически настроены. Я все-таки понимаю, что на наши концерты идут те, кто поддерживает республику и связь с Россией, мне не хочется видеть в зале тех, кто абсолютно думает по-другому и те, кто приходят на концерты активные, радостные и готовы идти до конца за нашу идею. Публика здесь гораздо лучше, чем в Москве или в её регионах, это родная публика, выстраданная. Здесь в Луганске все идёт вверх, а в Москве все противоположно. В Москве никто не шёл навстречу, я делал концерт в ресторане и позвал своих знакомых и даже те умудрялись не слушать патриотические песни, а вот сейчас все изменилось, я сейчас вижу, что я полезен. У нас в республике есть закон о патриотическом воспитании – это очень важно для нас. Мне было больно наблюдать из Москвы, что все рушится, что никому ничего не нужно, и мы держимся только благодаря нашим отцам и дедам, которые вложили в нас идеологию. Мой отец меня очень хорошо воспитал патриотически, на концертах я всем показываю планшет и медали деда и говорю, что это самое дорогое, что у нас есть.

Я вижу, что в культуре идёт огромный подъём. Если бы нас признали и установилась какая-то точка победы, тогда бы культура «хлынула» ещё больше. Я очень благодарен Министру культуры ЛНР Оксане Сергеевне Кокоткиной за помощь и поддержку. Также нашему коллективу очень помог заместитель командующего по работе с личным составом Народной милиции ЛНР Виталий Викторович Киселёв – это тот человек, который нам дал дорогу, который определил нас в штат, и сказал, что нам делать и как мы должны выступать. Есть много людей, которым я очень благодарен за то, что мы сейчас делаем, также огромное спасибо министру информации и печати Вячеславу Столяренко, который нам помогает с освещением наших концертов и огромное спасибо первому заместителю командира 2-й гвардейской мотострелковой бригады — Яну Лещенко.

© miaistok.su, беседовала Алина Заец
Фото: Алёна Стуканова