Михаил Голубович: Самому судить о себе считаю неправильным

Луганский академический украинский музыкально-драматический театр на Оборонной начал работать, как только перестали слышаться взрывы снарядов. В театре проходит уже 75-й театральный сезон. О восстановлении и развитии театра, после событий 2014 года, а также о своей карьере корреспонденту МИА «Исток» рассказал художественный руководитель театра, народный артист Украины Михаил Голубович.

– Михаил Васильевич, как происходило Ваше становление как актёра? Какая Ваша первая роль?

– Когда я приехал в Ворошиловград, сыграл главную роль в «Горлице». Это была моя первая роль. Она мне была интересна тем, что первая картина начиналась с того, что я был генералом в возрасте, как я сейчас. А во второй картине играл уже двадцатилетнего парня. И так со временем в каждой картине мои годы увеличивались. Вторая моя роль – Иван Туркенич в «Молодой гвардии». Ну а дальше роли шли на разбор.

– В Вашей творческой биографии множество ролей, какая роль самая любимая и какая так и осталась мечтой?

– Я скажу так: я не очень верю, когда творческие люди говорят о том, что вот у меня, к примеру, сто ролей и самая любимая – такая. Я не верю в искренность этого. Если человек творческий, то он в каждую свою работу вкладывает сердце, представление, силы, понимание и здоровье. Получилась роль или нет, это уже другой вопрос. Точно также у матери спрашивают, какой твой ребёнок самый любимый,  но ведь для неё все дети одинаковые, и не важно он с положительными чертами характера или с отрицательными. Мать всё равно любит своих детей. Так и творческие люди должны любить все свои роли и не выделять какую-то одну. Я не понимаю, как мне можно не любить, одну из моих главных ролей разбойника Вараввы? Я настолько воспринимал и входил в его образ разбойника, которого должны были казнить, но вместо него распяли Иисуса Христа. И, после, он приходит к вере через серьёзные муки. Когда заканчивался этот спектакль я ещё долго не мог выйти из образа, я даже не видел зрителя, и только потом, когда я возвращался  в гримёрку,  приходил в себя. Неважно, удалась роль или нет, какая она по размеру, но я люблю все свои роли! Несколько лет назад я начал проект «Рыцарь дикого поля», он так и остался незаконченным. Я бы очень хотел довести его до конца, но пока надежд мало. Я в главной роли Петра Калнышевского. Это удивительная личность – последний кошевой атаман Запорожской Сечи. Сценарий этого фильма писали на документальных материалах и работа над ним велась семь лет. Я впервые видел сценарий, где достойно показаны два народа: русский и украинский, но без всяких политических нюансов. Но из-за нехватки средств проект был прерван.

– Чем так запал в Вашу душу образ Петра Калнышевского?  

– Раньше, в Запорожской Сечи, казаки выбирали атамана сами, на год. Так вот Калнышевского избирали десять лет подряд. Мне бы очень хотелось завершить этот проект, потому что он в прошлом году был канонизирован и приравнен к лику святых, как Украинской православной церковью, так и Российской. Во-первых, это выдающаяся и уникальная личность, мне бы очень хотелось воссоздать характер этого человека. Когда ему исполнилось 75 лет Екатерина Вторая спросила у него, что нужно сделать, чтобы защитить Российскую империю от набегов. Атаман ей ответил: «Государыня, нужно дать в диком поле землю казаком под хутора, где они будут выращивать хлеб и защищать границу Российской империи». Екатерина Вторая создала указ и Пётр Калнышевский расселил в диком поле более пяти тысяч казаков. А когда ему исполнилось 80 лет, атаман выиграл Турецкую компанию. Тогда Екатерина приезжает в эти хутора, вместе с Потёмкиным, вручает Калнышевскому звание генерал-лейтенанта Российской армии и самую высокую награду того времени – Орден Андрея Первозванного. Она спросила Потёмкина, откуда столько хлеба, а тот ей ответил: «Государыня, ты сама разрешила Калнышу выращивать хлеб. Он его уже заграницу продаёт, а хлебушек он должен из твоих рук получать. Он роет яму под твой престол». На что Екатерина ответила: «Роет яму? Значит будет сидеть в яме!». И Калнышевского заточили в каменный мешок. Ему запретили с кем-либо разговаривать и выходить из этого заточения. В церковь он мог сходить только три раза в год: на Пасху, Крещение и Покров. Так он дожил до ста пяти лет. И когда умерла Екатерина Вторая, то его сокамерники пытались добиться его освобождения, но ничего не получилось. Тогда ему приготовили побег, но атаман от него отказался, чтобы не подставлять товарища. И он постригся в монахи и прожил до ста тринадцати лет. Вот это личность!

– Есть ли параллели между характерами Ваших персонажей и Вашим характером?

– Самому судить о себе я считаю неправильным. Я думаю, что эти параллели должны проводить люди. То, что я играю отрицательного персонажа, не значит что я воспитываю в себе качество подлеца и негодяя. Я просто пытаюсь понять и найти логические пути для того, чтобы правильно передать характер персонажа.

– Михаил Васильевич, какие роли Вам больше по душе: положительные или отрицательные?

– В моём творчестве был такой период, когда я играл только отрицательные роли. Мне, так сказать, прицепили ярлык отрицательного персонажа в кино. Один раз мне позвонили с «Мосфильма» и предложили работу, тогда я спросил у режиссёра: какая роль отрицательная или положительная. Мне ответили, что отрицательная и я отказался от неё. Теперь и по сей день об этом  жалею. В каждом отрицательном персонаже очень важно понять, почему человек стал так поступать и почему у него какие-то другие ценности в жизни. В советское время был фильм «Мужество», в котором я сыграл бывшего белогвардейского офицера Парамонова. Этот персонаж совершил побег с вагона для арестантов, делал диверсии против строителей комсомольской власти на Амуре, травил рыбу и лошадей. Для меня было важно понять, почему человек это делает. Но, с другой стороны, а почему он должен был вести себя по-другому? Он был офицером,  дворянином, а советская власть отобрала у него всё. Естественно ему было не за что любить коммунистов. Важно было просто понять логику поступков этого отрицательного персонажа. Все эти факторы цепляются один за одним и создают характер персонажа.

Может какие-то персонажи повлияли на Ваше мировоззрение и становление личности?

– На этот вопрос сложно отвечать. Я считаю, что какие черты характера человеку заложены, те он и поддерживает. Если у человека есть сострадание к другим и он это поддерживает – это нормально. Я был одиннадцатым, самым младшим ребёнком в семье. Моя бабушка мне говорила, что когда будешь понимать людей через боль, то люди будут любить тебя.

– За Вашими плечами масса ролей. Что Вы чувствуете, когда выходите на сцену?

– Как каждый творческий человек, да и просто человек, который выходит на сцену, я чувствую волнение. Каждый раз, как бы там ни было, спектакль идёт по-разному, он не может идти так, как он шёл вчера.

– Вам больше нравится сниматься в кино или играть на сцене театра?

– Я думаю, что нельзя ставить в один ряд такие разные вещи. Если в кино актёр проживает жизнь героя за определённый съёмочный период, то на сцене театра эту жизнь актёр проживает за два часа. Поэтому я по-своему люблю и театр, и кино.

– Вы часто проводите творческие встречи. Насколько важно встречаться со своими поклонниками? И что Вы при этом чувствуете?

– Я очень признателен тем людям, которые приходят на мои творческие встречи. Я знаю, что это нужно. В этот период все пережили боевые действия и нуждаются в духовной поддержке. Я понимаю, что люди, которые видят известного человека, не только меня, воспринимают его совершенно по-другому. Им нужно живое общение. Ко мне часто подходят на улице и говорят, что если Вы здесь, то всё будет хорошо.

– Одна из Ваших последних ролей в кино была в сериале «Последний янычар». Планируют ли снимать его продолжение?

– Я точно сказать не могу, но, скорее всего, его не будет. В связи с теми событиями, которые происходят, многие фильмы в Украине запрещены, я уже не говорю об их показе. Хотя там и описывается жизнь 19 века, но, всё-таки, наверное, это связано с тем, что люди, которые находятся там, чего-то не понимают и что-то неправильно делают.

– Михаил Васильевич, Вы организатор кинофестиваля «Бригантина» в Бердянске, какова его судьба сейчас?

– Очень жаль, конечно, что этот кинофестиваль остановился. Это был международный кинофестиваль и он был действительно интересный. На него съезжалось много достойных творческих людей. Но, по-видимому, Украине это не совсем нужно. Мероприятие подобного рода требует больших финансовых затрат.

– Сейчас на сцене театра идёт спектакль «Адель» с Вами в главной роли. Планируется ли еще восстановление спектаклей с Вашим участием?

 – Конечно, будут не только восстановлены старые спектакли, но и поставлены новые с моим участием. Драматург Владимир Зайцев сейчас написал для театра пьесу. Он и раньше писал для нашего театра либретто и рок-оперы. Сейчас он совместно с Юрием Дерским написал пьесу и, конечно, я не исключаю возможность, что буду там задействован. По моей просьбе, Владимир Зайцев закончил ещё одну пьесу и надеюсь, что она написана специально для меня. Сейчас в театре остался основной состав труппы и ещё пришла молодёжь, также собираются возвращаться многие актёры. Со временем, будут восстановлены и старые спектакли. Скоро на сцене театра будет идти спектакль «Новые фараоны». Мне этот спектакль по-особенному дорог, потому что это была моя идея. Я просил драматурга Григория Половинко, чтобы он переделал эту пьесу на современный лад.

– В этом году в театре открылся уже 75-й юбилейный сезон. Какой сезон Вам запомнился больше всего? И уже есть какие-то запоминающиеся моменты из этого?

– В каждом сезоне есть то, что, конечно же, запомнилось. Это, в первую очередь, новые постановки. Раньше мы очень часто выезжали на гастроли. Я работаю в Луганске с 1967 года и мне легче назвать те города, в которых мы не были. Труппа нашего театра объездила практически всю Россию: Владивосток, Камчатка, Иркутск, Новосибирск, Улан-Удэ и многие другие. Мы объездили практически весь Советский Союз. Театр – коллективное творчество и когда мы уходим в отпуск, то все сразу. Этот сезон запомнился всем нам теми сложностями, которые мы смогли преодолеть. Люди, которые были в Луганске в период боевых действий, жили в театре. Несмотря на все события, мы репетировали и готовили новые спектакли. В этом сезоне мы убедились в том, что в театре работают преданные люди, которые любят своё дело.

– Я знаю, что театр сейчас часто выезжает на гастроли по городам ЛНР, России и других стран. Как Вас принимает зритель?

– Действительно, наш театр часто приглашают в другие города. Вот совсем недавно, 5  февраля, мы ездили со спектаклем «Адель» в Брянку и были приятно удивлены, что зал был переполнен зрителями. Нас попросили вывезти все спектакли в Брянку. Сейчас планируется расширение географии гастролей. В планах поездка в Воронеж, Пензу и Москву и другие города России.

– Есть ли в Вашем театре какие-то традиции?

– Само собой, в нашем театре, как и в других есть свои традиции. Они очень простые: мы учим молодёжь и стараемся, чтобы все люди, которые работают в театре вели себя достойно. Каждый человек, который переступает порог театра, должен оставить всё плохое за его пределами и у нас в коллективе остаётся только доброжелательность по отношению друг к другу. Раньше мы собирались всей труппой на международный день театра в один пионерский лагерь, в Станице Луганской. Мы брали полевую кухню и я готовил кулеш на весь коллектив. В этот день у нас был выходной и мы могли отдохнуть от всех проблем. Но уже два года мы не выезжаем так с театром и скорее всего в этом году тоже не получится. Всё же, я не исключаю того, что мы сделаем подобный отдых себе здесь, на территории театра.

– Сейчас в театре много молодёжи и Вы их обучаете, есть ли у Вас своя методика обучения? Молодёжь оправдала надежды и какие роли им даются больше всего?

– Моя методика очень проста и это касается не только актёрской профессии: если хочешь чего-то достичь в жизни нужно пахать, если будешь пахать – достигнешь, а не будешь пахать – не достигнешь. Это и вся моя методика в работе. Важно постоянно совершенствовать себя. Молодёжь действительно очень хорошая, но ребята только учатся. Некоторые ещё студенты, но они перспективные, все хорошо работают и стараются. Сейчас было бы совершенно неправильно предъявлять им профессиональные требования. Молодёжь растёт с каждым спектаклем, с каждой минутой.  Я уверен, что у них есть будущее и они состоятся как актёры. Ребята на сцене полностью следуют моим рекомендациям и выкладываются полностью.

–Михаил Васильевич, по Вашему мнению, какие перспективы у театра и молодых актёров?

– Именно молодым актёрам сейчас нужно нарабатывать опыт и совершенствовать театр. Нужно всё делать для того, чтобы у людей не пропал интерес к театру. Я знаю, что наш театр любят и люди ходят на спектакли. Каждый раз мы убеждаемся в том, что сейчас театр важен. Так что у молодёжи перспектива серьёзная – держать марку. Я думаю, они это понимают и со временем будут гордиться тем, что не опускают планку ниже, а стараются поднять её ещё выше.

© miaistok.su, беседовала Екатерина Евсеенко
Фото: Евгений Ценценатов

  1. Хороший актёр, хороший человек. А главное, что он выше этого приматства с «укропами» и «ватниками».

Comments are closed.