Прямо пойдёшь – счастье найдёшь: каким будет следующий шаг в самоопределении ЛНР?

С момента рождения Луганской Народной Республики прошёл год. Новое государство стоит на пороге перемен. Одним из самых обсуждаемых вопросов современности стала дилемма самоопределения республики. В связи с массивной информационной атакой населения, народ до сих пор не может определить свой конкретный выбор. Как же разобраться в путанице между автономией и федеративностью?

В одной из недавних дискуссий жителей ЛНР о самой болезненой проблеме сегодняшнего дня участники зашли в тупик. Одни твердили, что выступают за переход республики в федеративную форму правления, другие – в автономную. Вывод один: чтобы не получить «кота в мешке», прежде чем что-либо предпринимать, нужно подробно изучить всё до мелочей.

– Такая Украина нам не нужна, – высказала своё мнение луганчанка Елена Высоцкая. – Мы за присоединение к России с самого начала, поэтому и ходили на митинги, чтобы быть вместе с братским народом, а не вернуться в Украину. Мы с этого начинали ещё с марта прошлого года, когда ходили митинговать к СБУ. И сейчас по-прежнему выступаем за Россию и за нашу независимость, но не за возврат в состав Украины. Не хочу я в эту фашистскую страну.

Чтобы разложить всё «по полочкам», для начала заглянем «за ширму» этих двух форм правлений. Понятие федерализации определяют как объединение нескольких государств с общим органом управления. Ключевое слово – объединение – сразу указывает на нестыковку с процессом раскола страны. Автономия – право какой-либо части государства самостоятельно решать свои внутренние вопросы. Но стоит отметить, что автономные образования могут быть созданы в составе как унитарных, так и федеративных государств: автономные области существуют в унитарной Италии, а в федеративной России – автономии.

Но чтобы понять, какое решение для республики будет правильнее всего, стоит понять, для чего необходимо такое преобразование. Одни ставят на первое место экономический аспект. В частности, секретарь Донецкого горсовета Сергей Богачев настаивает на принципе «бюджетного федерализма». Попросту говоря, чтобы каждый регион самостоятельно формировал казну, чтобы себя «прокормить». Другие под отделением понимают национально-культурную и политическую автономию: свободу выбора правительства, государственного языка, составления учебной программы. Ведь разногласия в выборе идеалов и стандартов для дальнейшего государственного развития у народа Украины и Донбасса уже давно достигли предельной черты. Третьи отбрасывают вышеуказанные причины и заверяют, что стремление к переменам – это чистого рода маскировка, чтобы после желаемой метаморфозы повторить крымский сценарий.

Вот как прокомментировал вопрос о возможности присоединения ЛНР к Украине глава ЛНР Игорь Плотницкий: «Давайте сначала посмотрим, каким будет это государство. Если это будет прозападная Украина, то нет. Если эта стана будет ориентирована на Россию, восток и корни Киевской Руси, то тогда – возможно. Но это будет решение народа. Здесь единолично никто не возьмёт на себя такую ответственность. Мы за Украину, которая будет ориентирована на истинные ценности, а не на псевдоценности запада».

Председатель Совета министров ЛНР Геннадий Цыпкалов выразил более твёрдое отношение к «проукраинскому» вопросу: «Прежде чем кто-то хочет это совершить, пусть спросит сначала у людей. Наш народ уже сделал свой выбор 11 мая 2014 года. Люди ещё тогда решили, как хотят жить. Автономия им уже не нужна».

Анализируя такую «солянку» мнений, на первый взгляд может показаться, что как обычные жители, так и представители руководства республики ещё сами не знают, чего хотят. Но учитывая то факт, что управление государством – дело особой важности, можно предположить, что такая неприкрытая неопределённость – своего рода продуманный хитрый ход. Ведь зачем раскрывать все карты в такой судьбоносный момент для молодого государства? Поэтому и делать поспешные выводы насчёт правильности выбора республики, скорее всего, ещё рановато.

В любом случае, если судить о некой «выгодности» для дальнейшего пути развития государства, автономия предоставит более широкие полномочия и возможности для воплощения интересов народа. Несмотря на то, что органы местного самоуправления федерации могут принимать решения государственной важности, полномочия власти тесно привязаны к внутренним вопросам – потребностям и нуждам населения, причём государство имеет полное право контролировать и отменять решения федерации. Поэтому такая форма госустройства больше подходит для мультикультурного общества, у которых разногласия носят этнический характер. Как утверждают эксперты, федерализм становится «камнем преткновения» в случае стремления государства к мировому признанию.

Кроме того, если за счёт изменения государственного устройства жители республики планируют добиться полной независимости либо присоединения к какой-либо стране, стоит обратить внимание на то, что субъекты федерации не смогут в одностороннем порядке выйти из её состава. Из этого следует вывод, что при переходе ЛНР в федерацию план о дальнейшей легитимности страны может оказаться провальным.

И как бы не старались сторонники единой Украины обвинить Донбасс в предательстве, крича о том, что этот регион обязательно должен быть очерчен прежними границами, факты о кардинальном различии уже давно говорят сами за себя. В прошлом – жители одной страны, сегодня расхождение во взглядах достигло критической точки, поэтому давно уже стоит говорить о двух, но никак не об одном народе.

А в то время, когда в народной республике воспитывают подрастающее поколение по традициям предков, украинцы называют героями фашистов. Так, 16 мая президент Украины Пётр Порошенко подписал законы о декоммунизации. Теперь под очередной штамп запрета у соседей попала советская символика, термин «Великая Отечественная война» и коммунистический режим. УПА в их новой «истории» стали борцами за независимость страны.

И когда главной ценностью жители ЛНР выделяют память о Великой Победе и трепетно относятся к своему наследию, ярые патриоты Украины переписывают историю на другой лад, оскверняя честь советских солдат-освободителей. Так, 16 мая, в Киеве группа вандалов разбила Памятную доску маршалу Жукову – одному из самых известных полководцев Великой Отечественной войны, четырежды герою Советского Союза, причём первой из наград был удостоен за освобождение правобережной Украины.

Пока Порошенко не устаёт твердить о желании войти в ЕС, на деле делает вид, что не слышит обращения руководства союза. Так, верховный представитель Европейского союза по иностранным делам и политике безопасности Федерика Могерини заявила, что от Украины в первую очередь ожидает «уважения к культуре и языку людей, статуса автономии для востока (Украины) и институциональных реформ».

И несмотря на то, что пока ни на одной официальной карте они ещё не разделены границами, в духовном плане между этими территориями уже давно нарисована чёткая черта. А когда раскол прошёл моральную грань, как ни старайся, обратно уже ничего не склеить.

– Задача у нас одна. Мы хотим, чтобы территория нашей республики была очерчена правильными границами, – подвёл итог лидер ЛНР Игорь Плотницкий. – Мы прикладываем массу усилий и готовы решить конфликт мирным путём, а не войной. Но если придётся, то мы станем отстаивать свои интересы, как прошлым летом и зимой. И никакие ВСУ не смогут противостоять против сильной воли народа.

© miaistok.su, Лилия Левицкая
Фото: Евгений Ценценатов

Категории
Теги

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её и нажмите Shift + Enter или нажмите здесь, чтобы сообщить нам.

Loading...