Руководитель комитета по делам религий и духовности ЛНР Андрей Лицоев: С нами Бог, если мы с Ним!

В республике в апреле 2016 года появилась новая структура – Государственный комитет по вопросам религии и духовности Луганской Народной Республики. О вере в Бога, задачах, целях и планах своей работы рассказал руководитель комитета Андрей Лицоев. Он коренной луганчанин, с 2012 года работал старостой Александро-Невского храма, который находится возле Луганского государственного университета имени В. Даля. после войны надеялся на своё применение в церковной сфере, так и случилось, говорит: «И здесь без Господа Бога тоже не обошлось».

– Когда Вы пришли к Богу, обрели веру?

– Я считаю, что это произошло поздно. Если бы не богоборческие времена, то приход к Богу с детства был бы для меня лучше. Но зато в сознательном возрасте я обретал свой путь к Богу в настоящей борьбе – и с внутренними, и внешними искушениями. Ведь у нас до сих пор, к сожалению, большинство не сильно отличает православие от каких-либо сектантских движений. А потому, как говорили об одном моём знакомом: «мужик хороший, но сектант», хотя он был именно православным. Раз ходишь в храм не как все 2-3 раза в год, а регулярно, да ещё по воскресеньям, когда поваляться в постели надо после субботнего вечера, соблюдаешь посты, и тому подобное – значит всё, сектант.

Но меня, слава Богу, свёл промысл с одним человеком, я на производстве с ним работал, и так постепенно с его помощью у меня открывались глаза. Откровенное общение, духовная литература, причём вначале именно публицистическая, популярная, и даже детская. Через это открывалось именно то сокровенное, что на поверхности и на виду у всех лежит. И так всё глубже и глубже. И жене попался подобный человек на пути. И так, в конце концов, вся наша семья воцерковилась.

И нашу взрослую дочь тоже стараемся воспитывать в духе православия. Но опираясь на свой личный опыт, трепетно сохранять ей свободу своего личного выбора и сознательного определения в этом вопросе. Ведь невольник – не богомольник, как говорит наша мудрость народная.

– В как вы стали руководителем Государственного комитета по вопросам религии и духовности?

– Ключевую роль в этом выборе сыграл конечно наш владыка – Митрополит Митрофан. К слову, я ему ещё до этого был очень благодарен за то, что он помог мне мудро разобраться в одной искусительной истории. В том числе, и для меня лично, для моей духовной жизни. И после этого наше общение только росло и углублялось. Включая, его ближайших помощников.

Он меня пригласил на беседу по этому поводу,  а потом ещё довольно долго взвешивал все за и против по моей кандидатуры. И, думаю, молился об этом решении Богу. И когда убедился, что никакой «политической ангажированности», или ещё каких либо примесей в этом деле не будет, и когда смог почувствовать мою личную ответственность и готовность служить общему делу очень многих верующих людей в регионе (причем различных конфессий) – то тогда и благословил мне занять эту должность, рекомендовав меня руководству республики. При чём сразу хочу заверить всех: Игорь Плотницкий, не только как глава республики, но и как искренне верующий человек проявил просто верх выдержки и терпения в этом вопросе. Несмотря на то, что вакансия оставалась уже приличное время, а дела и нерешённые вопросы копились в этой сфере комом, не предпринимал  абсолютно никаких административных давлений на церковь. И глубоко было сознательное понимание всей непростой ситуации в этом вопросе с этой стороны.

– На какие-то прецеденты или аналоги опирались в создании комитета? 

– Может быть отчасти и выборочно – да. То есть, с рассуждением и исходя из текущих реалий и требований самой жизни. Но так как, государство по нашей Конституции имеет светский характер, и церковь (религии) отделена от государства, то комитет выступает прежде всего как связующее звено между руководством республики и не только епархиями православной церкви, но и всеми традиционными конфессиями  существующими на территории ЛНР, учитываются интересы всех таковых конфессий.

Так как православие у нас является безусловно доминирующим и очевидным для всех фактом – то, естественно, отсюда и логика кандидатуры на эту должность из числа православных людей.

– Ранее при областной  Луганской администрации существовал отдел по делам религий. Направления деятельности комитета будут схожи?

– Я думаю, и надеюсь, что они будут не то чтобы отличаться коренным образом, а серьёзно и обоснованно расширены и углублены. Тогда это всё было сведено к формальному и ничтожному минимуму и многие очень важные вопросы и темы фактически спускались на самотёк.

А во-вторых, не стоит забывать, что у нас формируется новое, молодое государство. Или, как многие полагают не безосновательные надежды, – даже новый тип государства. Следовательно, у нас всех по сути во многом чистое поле перед глазами и работы непочатый край для всех.

На фоне общей и даже в чём-то глобальной тенденции в мире – возрождения духовно религиозной жизни современного общества, после тотального провала в атеизм в ХХ веке, как можно относиться к данной сфере спустя рукава?

– В таком случае, нет ли опасений, что эта сфера будет под жестким контролем государства?

– Cовершенно нет. Здесь приходится поневоле только повторяться раз за разом, поэтому пусть наши дела скажут за нас лучше и надёжней всяких слов.

– Может логичней создать подобную структуру не в составе государственного апппарата, а отдельно от него? 

–Учитывая опыт иных государств, включая мировую практику, подобные профессиональные структуры скорее должны быть в рамках государственного  управления, чем не должны. Ведь за общий социальный и общественный порядок государство несёт полную ответственность.

А тем более в рамках  становления молодого государства и неоконченного военного положения. О чем тут  говорить? Порядок, согласие, мир, благополучие, права и свободы верующих граждан страны должны быть под таким же ответственным контролем, как и все остальные сферы жизни в ней.

А чтобы не было никаких перегибов в этом, есть общественные институты, есть СМИ, есть сами иерархи, старейшины, пастыри религиозных общин. Пожалуйста, им должны быть даны и будут даны, я уверен, все механизмы и инструменты для подобного контроля извне.

Кроме того не стоит сбрасывать со счетов и личную совесть самих государственных руководителей. А то как-то не совсем честно и корректно не учитывать, что они такие же живые люди с такими же правами и свободами совести и своих религиозных убеждений. А значит и своей ответственности перед Богом.

– А что значит вообще в понимании властей ЛНР и в Вашем личном понимании само определение «духовность», которое присутствует и в названии вашей структуры?

– Да, лёгкая ирония в подобных вопросах всё чаще встречается в нашем обиходе. Потому как трудно наверное сейчас найти иное понятие, которое бы так не затаскали до дыр все, кому не лень. Но при этом каждый вкладывает в это понятие свои сугубо личные представления и персональные симпатии.

Для меня лично духовность – это прежде всего закон нравственной жизни по 10 заповедям Господа. Поэтому если человек будет пользоваться ими в своей личной жизни как духовной «Конституцией», то это и будет духовностью в природном и полноценном смысле слова.

А ведь для кого-то «духовность» – это сходить раз в месяц в театр или на выставку. И этим он поддерживает свою духовность. Кто-то зачитывается книжками и расширяет сугубо интеллектуальный свой багаж. Хотя понятно же, что это хорошо само по себе и в принципе. А кто-то, как говорил один из современных православных миссионеров, перерезает ленточку на открытии нового плавательного бассейна, и пафосно при этом объявляет, что этим внесена ещё одна лепта в развитие духовности …

А ещё есть масса уходящих в нирвану или йогу, погружённых в какие-либо новомодные и экзотические течения, увлечения, сансары. И все они тоже говорят, что живут активной духовной жизнью.

Здесь нам всем предстоит наверное пройти ещё немалый путь всевозможного просвещения и отвержения всяческого невежества. Вольного, или невольного. И тогда в этом тумане проявятся какие-то более надёжные маяки в определениях.

– А что значит духовность в представлении властей ЛНР?

– Насколько я могу судить у нашего начальства тоже целенаправленное и сознательное движение в сторону именно Библейского понимания духовности отмечается и серьёзно растёт. Особенно, опять же со стороны главы ЛНР в первую очередь. Хотя с большим удовлетворением и даже удивлением открываю для себя глубоко верующих людей и на уровне министров тоже.

Но, опять же, учитывая, что не все до конца понимают ещё что это такое, то и поле компромиссного вовлечения в процесс этого понимания гораздо шире на сегодня. На самом деле гораздо терпимее и, даже  я бы сказал – предельно чуткое, и уважительное. Слава Богу, что это именно так смиренно и мудро понимают не только пастыри религиозных общин, не навязывая своё классическое мировоззрение никому, но и лично Игорь Венедиктович тоже. Это – факт.

И таким образом, мы все надеемся, что постепенно и без надрывов каждый проходя свой личный путь развития и свободного приобретения различного опыта и сравнений в конце концов придёт к более ёмкому и традиционному пониманию духовной жизни, как таковой. В чистом виде, так сказать.

Согласитесь, разве в течение многих веков в традиции наших предков, которые за всю жизнь могли не побывать в театре или на вернисаже, не прочитать многих умных и полезных книг и не приобщиться ещё к каким-либо «высоким материям культуры» – можем ли мы сказать, что у них не было никакой духовной жизни? Не воспитывали ли они достойно и нравственно своих детей? На заботились ли с самоотдачей  о своих стариках? Да ещё так, что потом этот многовековой потенциал духовной нравственности по эстафете или по неизбежной инерции мощной перешёл даже на советский период  государственного безбожия. Сохраняя в своей основе тот же духовный код.

И напротив, сколько мы знаем примеров сверх образованных и культурных, казалось бы, людей, которые такие страшные вещи творили в истории, считая себя особо «просветлёнными», «духовно-избранными», что не знаешь куда и прятаться от такой «духовности».

При этом, мы конечно же прекрасно понимаем, что если одно соединяется гармонично с другим, простое отношение к своей внутренней духовной жизни на житейском уровне с развитием своего образования и уровня культуры – то конечно это только на общее благо человека и всего общества.

Так что однозначного ответа на этот злободневный вопрос пока ещё нет, к сожалению. Но, верю, он будет!

– Какие именно основные направления и формы работы комитета видятся Вам лично на сегодня? И кто именно и какими методами их определяет?

– В этом плане есть четыре основных направления. Первое, это прежде всего подбор и сбалансирование кадров нашей структуры. И по очень скромному количеству и по высоким требованиям к качеству навыков труда людей. Само собой с оптимальным испытательным сроком для каждого специалиста. Сюда же можно отнести затяжное официальное оформление дела, своеобразная оперативная тактика текущих задач.

Второе направление – это активное выстраивание координации всех взаимных отношений со всеми традиционными религиозными конфессиями в нашем многообразном регионе. И здесь мы настроены выкладываться максимально и творчески.

Третий вектор – это подготовка и созидание общего и чёткого правового поля деятельности данной сферы жизни общества. Включая, разработку и принятие соответствующего закона о совести или о религиях с привлечением очень широкого круга общественности и экспертов для этого дела разных профилей и в том числе из России. Самое главное, чтобы такой закон был не для галочки слеплен на коленке, а для реальной и эффективной работы на многие годы.

Четвертое, целевое и особо перспективное направление деятельности Комитета, – это создание системного социального сотрудничества с православной церковью в лице местных церковных общин или епархий Украинской Православной Церкви Московского Патриархата сразу по нескольким технологическим направлениям в социуме. В этом безусловно особый приоритет будет отдан образованию, молодёжи, культуре, просветительской деятельности, воспитанию традиционных семейных ценностей, патриотическому  воспитанию. То есть, соответственно будем активно взаимодействовать ещё и со всеми профильными министерствами и ведомствами нашей республики. Но основу и движущую силу этого направления должны составлять все небезразличные, способные и опытные представители и активисты православной общественности, интеллигенции и научной среды  православных земляков наших. И в лице мирян, и в лице православных пастырей.

Для этого, в том числе, уже идёт активно процесс создания специальной комиссии такого сотрудничества от лица Общественного совета,где готовы трудиться подобные энтузиасты на общественных началах в поддержку наших общих планов и благих намерений в качестве координаторов отдельных социальных направлений. И это как дополнительная серьёзная опора Комитета, и как каналы живых связей со всей общественностью в регионе вообще.

– Каковы Ваши самые ближайшие планы действий, включая возможно какие-либо публичные мероприятия? 

– Многие считают, что Комитет по вопросам религий и духовности не приносит ощутимых дивидендов. Это ж не министерство промышленности, которое даёт нам доходы, проценты, и тому подобное. Всегда относятся к этому не серьёзно и, как правило, ставят это на самое последнее место. Я же лично для себя считаю, что это дело одно из самых главных. Воспитание народа в русском духе, в духе православия – это вообще основа, это фундамент государственности, который был много веков у нас и тогда государство  только росло и крепло. Пока, опять же, не пренебрегло этим даром Божиим.

И ведь как может человек, начиная какое-либо дело, не верить в то, что он его закончит. Так и здесь – не имея веры и твёрдости в то, что несмотря ни на какие трудности, нам предстоит закончить начатое общее дело, у нас ничего не выйдет без такой уверенности, а уверенность нам  даёт только вера, крепкие корни наши.

Вот почему я бы хотел в первую очередь уделять особое внимание именно молодому поколению,  то есть, нашему общему будущему, что и глава постоянно твердит. Это необходимо делать именно с заделом на программный уровень и системный характер действий и начинать хотя бы с культурологического  старта при соблюдении принципа светскости государства.

Поэтому будем проводить рабочие экспертные группы, круглые столы, встречи, искать наиболее эффективные решения конкретных малых шагов и реальных планов. Это самые первые задачи на мой взгляд. И тогда шаг за шагом может быть мы не только на машинах будем пафосно писать «С нами Бог», но и в своих сердцах, в своей повседневной жизни, а то как-то одностороннее это всё у нас пока. Укреплённым человек становится только когда двухстороннее движение с Богом совершает. Но Он-то с нами и так всегда. А вот мы с Ним ли? На душе и по факту жизни так же легко сможем написать такие красивые слова? …

© miaistok.su