Студенты-филологи и огонь: интервью артистов луганского Театра огня Incendio

Театра огня Incendio. Луганск

Весной 2016 года в Луганске появился новый необычный творческий коллектив – Театр огня Incendio. Сейчас в театре четыре участника: Дамир Ахмадуллин, Михаил Ткаченко, Виктория Сетун и Виктория Симакова, но поиски единомышленников продолжаются. Ребята работают с огнём и светодиодами, делая волшебные номера. О том, как был создан коллектив и к чему он стремится, рассказали в интервью корреспонденту МИА «Исток» артисты Incendio.

– Как возник театр огня Incendio?

Дамир Ахмадуллин:

–  Когда я был на первом курсе, в 2013 году, я и два моих друга решили заняться саморазвитием. Мы выбрали отрасль, которую мы будем изучать и навык, который будем осваивать. Через месяц должны были показать результат. Мой подруге Саше выпало файер-шоу, и она как раз знала человека, который мог бы ей помочь. Потом нам всем стало интересно, и мы стали членами коллектива Red Cat. Потом из-за войны я перестал этим заниматься и начал вновь, лишь когда познакомился с Мишей.

Михаил Ткаченко:

театр огня
Михаил Ткаченко со светодиодным стаффом

– Всё получилось случайно. Мы с Дамиром познакомились на встрече клуба английского языка в библиотеке имени М. Горького. Узнали, что каждый независимо друг от друга уже занимался файер-шоу, и идея пришла практически сразу: нужно сделать свой собственный коллектив. С момента, когда к нам пришла эта идея, будто всё вокруг нам помогало: на первой тренировке в парке имени Героев «Молодой Гвардии» с нами познакомились ребята, которые предложили выступить на их мероприятии, так называемом природнике. Там мы познакомились с автором и исполнителем Олесей Загравой (Ольгой Черкезовой), которая потом присоединилась к нам, как ученик. Дебют наш, как коллектива, состоялся 29 мая на концерте кельтской музыки в Центре культуры и методической работы «Светлица».

Михаил Ткаченко:

– После нашего выступления в «Светлице» и регулярных тренировок в парке, мы привлекли внимание уже опытных файерщиков Луганска. Они нам очень помогли, и помогают по сей день, хотя изначально признались, что их жутко взбесило наше появление, мол: «Да кто они такие?!». Но в итоге мы узнали друг друга лучше, сдружились, и теперь сотрудничаем. Без них многое было бы не так радужно. Один из них – Олег Соловьёв, бывший участник самого крупного некогда луганского коллектива «Ярчи»

Виктория Сетун:

– Я занимаюсь файер-шоу полтора года, в это меня втянули друзья. Изначально мне этот вид перформанса совсем не нравился, и я несколько раз отказывалась вступить в коллектив. До сентября этого года состояла в коллективе «FITS» в Алчевске. В связи с переездом в Луганск из-за учёбы, пришлось покинуть коллектив, но он и так был на грани распада. Где-то в начале октября 2016 года в университете был смотр талантов, куда я решила сходить и выступить с веерами – своим основным реквизитом. Там меня заметил Дамир. Не успела оглянуться, как я оказалась в коллективе Incendio.

театр огня 3
Виктория Сетун с боевыми веерами

Виктория Симакова:

–  Я занимаюсь файером не так уж и много, месяца два-три. А с  ребятами из  Incendio я случайно познакомилась ещё на сдаче вступительных экзаменов в университете. Пообщавшись с ними, поняла, что это те ребята, с которыми будет интересно осваивать что-то новое.

Михаил Ткаченко:

– С появлением девочек у нас в коллективе начался качественно новый виток развития. Теперь уже точно ясно, что заниматься этим мы намерены серьёзно. А вообще, можно проследить, что всех людей мы находили абсолютно случайно, и они нас находили точно так же.

Выступление театра огня в Луганском национальном университете имени Тараса Шевченко

– Вы продолжаете искать единомышленников. Их сложно найти в этой отрасли?

Виктория Симакова:

– Мне кажется, ребята со мной согласятся, если я скажу, что мы рады принимать всех желающих. Только если это желание в людях не будет пропадать.

Михаил Ткаченко:

– Желающих попробовать достаточно много. Гораздо сложнее найти тех, кто был бы готов заниматься этим хоть сколько-нибудь серьёзно. Мы, в первую очередь, ищем себе будущих участников, хотя параллельно планируем организовать что-то вроде школы файера, куда будут приходить все желающие попробовать что-то новое для себя. Я думаю, что на каждого участника основного состава мы могли бы легко потянуть три-пять новичков. Таким образом, сейчас мы вполне могли бы объединить в рамках своего театра-школы человек 20-30 независимо от их уровня.

Виктория Симакова:

– Главное, что нам не скучно вместе. С момента нашего знакомства мы очень объединились, и во мне есть то чувство, что мы действительно команда. Даже больше, наверное… Мы как семья, что ли.

– А что включает в себя понятие «заниматься серьёзно» файер-шоу?

Дамир Ахмадуллин:

– Заниматься серьёзно – это уделять определённое время каждый день, расти в мастерстве, а не просто приходить и неизвестно чем заниматься.

театр огня2
Ученица театра огня Надежда Мосягина со светодиодными поями и Михаил Ткаченко с боевым стаффом

Виктория Симакова:

– Если начинать тренироваться, то нужно тренироваться так, чтобы время потрачено было не зря. За одну тренировку вполне можно выучить пару-тройку элементов.

Михаил Ткаченко:

– Под словом «серьёзно» я подразумеваю стабильное поступление заказов, определённое количество участников, которым нужно обучение. А для этого нужно заниматься как минимум несколько раз в неделю хотя бы по часу-два.

Нужен разный реквизит. Начать можно с минимумом: носки и черенок от метлы. Но для выступлений и освоения более сложных элементов придется потратиться. Но, как мне кажется, студенческая стипендия без проблем покроет большую часть затрат. Остальное в идеале должно окупаться оплачиваемыми заказами.

– У вас уже есть такие заказы? Можно ли зарабатывать на файер-шоу?

Михаил Ткаченко:

– Был один заказ, и периодически поступали запросы, предложения, но на тот момент мы не могли предоставить шоу – всё упиралось в малое количество участников, отсутствующий реквизит и хорошо поставленные выступления.

Зарабатывать на файер-шоу определённо можно, но это явно не та область, в которую приходят за заработком. Безусловно, есть множество примеров по миру, когда люди полностью обеспечивают себя, только выступая с огнём или светодиодами, но в рамках нашего города заработок с файер-шоу будет покрывать только само увлечение: затраты на реквизит, транспорт и принесёт небольшую чистую прибыль. Занимаясь файер-шоу нужно однозначно иметь другой стабильный заработок. Да и потом, не за счёт заработка живет это движение во всём мире. Людьми, как правило, движет сам интерес к занятию. А как только приоритет коллектива заключается в заработке, можно уже говорить, что он недолго протянет.

rqopefwgbtq
Виктория Симакова с боевыми поями

– А где вы черпаете идеи для выступлений, что вас вдохновляет в работе с огнём?

Виктория Симакова:

– Мне какие-либо мысли в голову приходят спонтанно. Я просто предлагаю ребятам, а они дополняют их своими идеями. А вдохновляет меня на создание номеров впечатления людей, которые это видят, их удивление. Но больше всего интересно впечатление детей, мне кажется, они потом будут долго вспоминать увиденное.

Виктория Сетун:

– Не могу сказать за всех, но лично меня очень вдохновляет музыка. Можно услышать песню или мелодию, и образ и идея номера появляются в голове сами собой.

Дамир Ахмадуллин:

– В основном, это коллективная работа, каждый предлагает идеи и мысли по поводу того, что бы он хотел видеть в выступлении. Таким образом, каждый вносит частичку в будущий номер театра.

Михаил Ткаченко:

– Лично меня часто вдохновляют фильмы, особенно с большим количеством хореографии, постановочных боёв. И, конечно, выступления мировых артистов как файер-шоу, так и вообще цирка или эстрады.

– Есть ли какие-то секреты работы с огнём и светом? Может, вы уже нашли какие-то необычные, уникальные приёмы?

Михаил Ткаченко:

– Специфичных моментов в работе с огнём предостаточно. Не стоит забывать, что это довольно опасное увлечение, и техника безопасности играет огромную роль. Во время выступлений мы используем лишь проверенное горючее, как правило, осветительный или авиационный керосин и учитываем особенности места и погоды. Мы не станем выступать в сильный ветер, ведь велика вероятность ожога. Под рукой всегда есть влажное полотенце и человек, который будет готов среагировать в случае возгорания выступающего, также у нас всегда есть при себе средство от ожогов. Что касается одежды, то обязательно мы надеваем вещи из несинтетических тканей, часто необходимы головные уборы, чтобы обезопасить себя, особенно если это касается новичков. Ещё мы не выполняем плохо отработанных элементов с огнём, стараемся ограничиваться тем, в чём мы уверены. Артистам обязательно необходимо держать дистанцию от зрителей, хотя обязательно найдется кто-нибудь, кто так и норовит стать прямо впритык.

godmm5kvoza
Михаил Ткаченко делает burn out – элемент, который всегда вызывает восторг у зрителей

– В общем, особенностей предостаточно, так что, при всей эйфории от выступления, никогда нельзя терять голову и проявлять безответственность.

Со светом, конечно, все гораздо проще, но и там есть свои моменты. Ту же дистанцию необходимо выдерживать, чтобы в какой-то момент пойка или стафф случайно не отлетели в лоб завороженному зрителю.

– Наверняка у каждого из вас увлечение файер-шоу не единственное. Можете рассказать о других ваших увлечениях и учёбе?

Михаил Ткаченко:

– Определённо, это языки. У нас три четверти коллектива – это филологи. И познакомились мы с Дамиром на встрече английского клуба, так что без увлечения языками вряд ли удалось бы так сплотиться. Помимо этого лично у меня все стандартно: книги, фильмы, сериалы.

b4olbmbfw1s
Дамир Ахмадуллин с боевыми поями

Виктория Сетун:

– Увлечений довольно много, ведь такое специфичное увлечение как файер, подразумевает нестандартность и разносторонность человека, занимающегося файер-шоу. Лично у меня увлечения творческие: рисование и писательство. Но и без книг, фильмов, игр тоже не обходится.

Дамир Ахмадуллин:

– Мои творческие увлечения – это музыка, рисование, книги, языки, саморазвитие, спорт, кудо и психология.

Виктория Симакова:

– Мои увлечения – это спорт и книги. У меня всё просто: все мои коллеги с изюминкой, а у меня её особо нет.

– А какие планы у коллектива?

Михаил Ткаченко:

– Планируем проводить регулярные тренировки, ставить новые номера и заниматься их отработкой – в общем, будем заниматься подготовкой к насыщенному весеннему сезону. Планы, на самом деле, наполеоновские. Помимо того, что мы хотим принимать постоянные заказы, в планах также сделать школу файер-шоу, куда могли бы приходить все желающие, чтобы научиться огненному искусству. Ещё хотим всем коллективом съездить на какой-нибудь фестиваль файер-шоу. Самый доступный для нас – это, пожалуй, NOF – 8-й Всероссийский фестиваль огненных искусств, он пройдёт с 28 апреля по 1 мая на базе отдыха «Азовское взморье».

Увидеть, как участники театра огня Incendio справляются с огнём и создают невероятное шоу из светодиодов, луганчане смогут 25 ноября в 17.00 на концерте «Навстречу солнцу», который пройдёт в Луганском театре кукол.

qhqycyp7bza

© miaistok.su, беседовала Алина Заец
Фото из архива театра огня и Оксаны Рудь – фотографа коллектива.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её и нажмите Shift + Enter или нажмите здесь, чтобы сообщить нам.

Категории
Теги
Loading...