В МИД России разложили по полочкам: кто не выполняет Минские соглашения

Официальный представитель Министерства иностранных дел России Мария Захарова 22 февраля на брифинге ответила на обвинения спецпредставителя США в Украине Курта Волкера о невыполнении Минских соглашений Россией. Она привела таблицу, в которой чётко описано какие пункты Минских соглашений выполняют или  не выполняют стороны конфликта – Киев и Донецк и Луганск.

Мария Захарова в ответ на обвинения Курта Волкера о невыполнении Россией Минских соглашений напомнила, что по Минским соглашениям есть обязательства Киева, Донецка и Луганска по осуществлению взаимных шагов в области политики и безопасности, гуманитарной и социально-экономической сферах. При этом о России не говорится в соглашениях, поэтому она не может выполнять или не выполнять какие-либо обязательства по этим соглашениям.

– В Минских соглашениях нет ни слова о каких бы то ни было обязательствах России. Попытки подтасовать факты, переложить на нашу страну ответственность за «пробуксовку» Минских соглашений лишь подталкивают украинское руководство к новым авантюрам, отдаляют реальную перспективу урегулирования, обрекают жителей Донбасса на новые страдания, – подчеркнула представитель Министерства  иностранных дел России.

В МИД России подготовили таблицу выполнения Минских соглашений. Ни один пункт соглашений полностью не выполнен, а 6 из 13 пунктов не выполняются именно представителями Украины:

1. Незамедлительное и всеобъемлющее прекращение огня в отдельных районах Донецкой и Луганской областей Украины и его строгое выполнение начиная с 00 ч. 00 мин. по киевскому времени 15 февраля 2015 г.

 

Активные боевые действия прекращены, однако режим прекращения огня (РПО) не соблюдается. С января по 10 февраля 2019 г. СММ зафиксировала свыше 29 тыс. нарушений РПО (из них взрывов – порядка 5 тыс.). ВСУ «лидируют» по количеству обстрелов, когда на основе отчетов СММ можно определить стрелявшую сторону – 784 случая против 421 у ополчения. Украинские силовики осуществляют «ползучее наступление» в «серой зоне» на линии соприкосновения, занимают населенные пункты (в конце декабря 2018 г. советник президента Украины Ю.Бирюков отрапортовал, что ВСУ заняли почти всю территорию «серой зоны»). С 2015 г. ВСУ вошли в н.п.Широкино, Виноградное, Павлополь, Пищевик, Гнутово, Травневое, Гладосово, в 2018 г. – Новолуганское, Авдеевская промзона, Золотое-4, Южное, Рассадки. Украинская сторона по-прежнему не соблюдает согласованные в Контактной группе (КГ) перемирия («ceasefire recommitments»). Всего они объявлялись 14 раз, включая нынешнее «новогодне-рождественское» перемирие с 29 декабря 2018 г. Киев уклоняется от согласования в КГ дополнительных мер по деэскалации, включая запрет на диверсионную деятельность.
2. Отвод всех тяжелых вооружений обеими сторонами на равные расстояния в целях создания зоны безопасности шириной минимум 50 км друг от друга для артиллерийских систем калибром 100 мм и более, зоны безопасности шириной 70 км для РСЗО и шириной 140 км для РСЗО «Торнадо-С», «Ураган», «Смерч» и тактических ракетных систем «Точка» («Точка У»):

  • для украинских войск: от фактической линии соприкосновения;
  • для вооруженных формирований отдельных районов Донецкой и Луганской областей Украины: от линии соприкосновения согласно Минскому меморандуму от 19 сентября 2014 г.

Отвод вышеперечисленных тяжелых вооружений должен начаться не позднее второго дня после прекращения огня и завершиться в течение 14 дней.

Этому процессу будет содействовать ОБСЕ при поддержке Трехсторонней Контактной группы.

Донецк и Луганск досрочно, а Киев с некоторым опозданием объявили о завершении отвода вооружений, но нередко отмечаются факты их отсутствия в местах хранения (в динамике за 2018 г. больше – у ВСУ). По вине Киева фактически сорвана реализация Рамочного соглашения о разведении сил и средств от 21 сентября 2016 г. (эти договоренности были также единодушно поддержаны лидерами стран «нормандской четверки» на саммите в Берлине 19 октября 2016 г.). Бойкотировав разведение в Станице Луганской, ВСУ вернулись и укрепляются на позициях в н.п. Петровское и Золотое, где ранее этот процесс был успешно осуществлен.

 

3. Обеспечить эффективный мониторинг и верификацию режима прекращения огня и отвода тяжелого вооружения со стороны ОБСЕ с первого дня отвода, с применением всех необходимых технических средств, включая спутники, БПЛА, радиолокационные системы и пр. СММ осуществляет мониторинг ситуации в Донбассе (там трудятся свыше 600 наблюдателей Миссии). Препятствия мониторингу случаются по обе стороны от линии соприкосновения. С января по 10 февраля 2019 г. ВСУ лидируют по препятствованию БПЛА СММ: 10 случаев против 5 у ополченцев, из них над подконтрольной ВСУ территорией 7 фактов глушений БПЛА СММ дальнего радиуса действия, у ополченцев – 3. ВСУ препятствуют мониторингу вблизи ж/д станций в Донбассе, через которые осуществляется подвоз тяжелых вооружений (Константиновка, Хлебодаровка). На подконтрольной Киеву территории целые районы закрыты от доступа СММ под предлогом «минной угрозы». С начала 2019 г. СММ 31 раз посещала пункты пропуска на российской границе.
4. В первый день после отвода начать диалог о модальностях проведения местных выборов в соответствии с украинским законодательством и Законом Украины «О временном порядке местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей», а также о будущем режиме этих районов на основании указанного закона.

Незамедлительно, не позднее 30 дней с даты подписания данного документа, принять постановление Верховной Рады Украины с указанием территории, на которую распространяется особый режим в соответствии с Законом Украины «О временном порядке местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей» на основе линии, установленной в Минском меморандуме от 19 сентября 2014 г.

Киев избегает прямого диалога с Донецком и Луганском в КГ по политическим вопросам, отвергает компромиссные предложения по модальностям выборов в Донбассе, настаивая на выгодных ему условиях, позволяющих де-факто закрепить свой контроль над политическими процессами и их результатами в Донбассе. Киев и Запад под разными предлогами периодически будируют тему ввода в отдельные районы Донецкой и Луганской областей международных миротворческих или полицейских сил с правом организации и администрирования местных выборов.

 

5. Обеспечить помилование и амнистию путем введения в силу закона, запрещающего преследование и наказание лиц в связи с событиями, имевшими место в отдельных районах Донецкой и Луганской областей Украины. Закон «О недопущении преследования и наказания лиц -– участников событий на территории Донецкой и Луганской областей» принят Верховной Радой Украины 16 сентября 2014 г., но до сих пор не вступил в силу. Киев отказывается амнистировать ополченцев Донбасса по аналогии с «революционерами» Майдана.

 

6. Обеспечить освобождение и обмен всех заложников и незаконно удерживаемых лиц на основе принципа «всех на всех». Этот процесс должен быть завершен самое позднее на пятый день после отвода.

 

До сих пор процесс обмена не завершен. Последний и самый масштабный за все время конфликта обмен состоялся 27 декабря 2017 г. (в Донецк и Луганск вернулись 231 человек, в Киев – 73 человека). Обменный список был больше, но в последний момент Киев исключил из него свыше 70 человек, в том числе 23 граждан России (все они были согласованы лично П.Порошенко), один из которых в декабре 2018 г. скончался от пыток в колонии под Львовом. Представители Украины отказываются согласовывать в КГ вариант обмена по формуле «всех установленных на всех установленных».
7. Обеспечить безопасный доступ, доставку, хранение и распределение гуманитарной помощи нуждающимся на основе международного механизма.

 

Этому препятствует полная транспортная, экономическая, продовольственная и социальная блокада Киевом Донбасса. Для недопущения гуманитарной катастрофы в регион поступает гуманитарная помощь из России (гумконвои МЧС – по состоянию на февраль 2019 г. направлено 84 колонны с гумгрузами общим весом свыше 78 тыс. тонн). Украинские пограничники и таможенники принимают участие в досмотре этих конвоев – это подтверждают наблюдатели ОБСЕ на российских погранпунктах «Гуково» и «Донецк», приглашенные Россией в качестве жеста доброй воли. СММ наблюдает за прохождением конвоев и распределением гумпопощи в Донбассе.

С подконтрольной Киеву территории Украины (через КПВВ «Новотроицкое») в регион также поступают гуманитарные грузы по линии МККК.

8. Определение модальностей полного восстановления социально-экономических связей, включая социальные переводы, такие как выплата пенсий и иные выплаты (поступления и доходы, своевременная оплата всех коммунальных счетов, возобновление налогообложения в рамках правового поля Украины).

В этих целях Украина восстановит управление сегментом своей банковской системы в районах, затронутых конфликтом, и, возможно, будет создан международный механизм для облегчения таких переводов.

1 марта 2017 г. украинские власти ужесточили и узаконили социально-экономическую блокаду Донбасса, де-факто установленную ими еще в 2014 г. 15 марта 2017 г. решением Совета национальной безопасности и обороны (СНБО) установлена транспортная блокада Донбасса. Банковская система региона не восстановлена. Международный механизм для облегчения переводов не создан. Не получила развития и франко-германская идея запуска пунктов мобильного банковского обслуживания вдоль линии соприкосновения.

Украина отказывается от перечисления пенсий и социальных пособий жителям Донбасса. Получение этих денежных выплат возможно только на подконтрольной Киеву территории и обусловлено оформлением статуса внутренне перемещенного лица (ВПЛ). Жители Донбасса вынуждены простаивать огромные очереди на линии соприкосновения, чтобы посетить учреждения Пенсионного фонда Украины. С 21 декабря 2018 г. в очередях скончалось 13 пожилых людей.

 

9. Восстановление полного контроля над государственной границей со стороны правительства Украины во всей зоне конфликта, которое должно начаться впервый день после местных выборов изавершиться после всеобъемлющего политического урегулирования (местные выборы в отдельных районах Донецкой и Луганской областей на основании Закона Украины и конституционной реформы) к концу 2015 года при условии выполнения пункта в консультациях и по согласованию с представителями отдельных районов Донецкой и Луганской областей в рамках Трехсторонней Контактной группы. Украина уклоняется от конкретных шагов на основе прямого диалога с Донецком и Луганском по достижению всеобъемлющего политического урегулирования и тем самым препятствует созданию предпосылок для восстановления своего полного контроля над границей.
10. Вывод всех иностранных вооруженных формирований, военной техники, а также наемников с территории Украины под наблюдением ОБСЕ. Разоружение всех незаконных групп.

 

Украиной не обеспечен вывод иностранных вооруженных наемников и военной техники, не произведено разоружение т.н. националистических батальонов, которые фактически были легализованы и инкорпорированы в состав ВСУ и других силовых структур. В феврале 2019 г. бывший такой батальон, а ныне полк МВД Украины «Азов» был возвращен на линию соприкосновения. ВСУ применяют закупленную иностранную военную технику, (в январе-феврале с.г. СММ фиксировала нахождение вблизи линии соприкосновения английских БТР «Саксон»). Специалисты стран НАТО обучают ВСУ «искусству войны» в учебных центрах на западе, юге и в центральной части Украины.
11. Проведение конституционной реформы в Украине со вступлением в силу к концу 2015 года новой конституции, предполагающей в качестве ключевого элемента децентрализацию (с учетом особенностей отдельных районов Донецкой и Луганской областей, согласованных с представителями этих районов), а также принятие постоянного законодательства об особом статусе отдельных районов Донецкой и Луганской областей в соответствии с мерами, указанными в примечании до конца 2015 года.

 

Не обеспечено законодательное закрепление особого порядка местного самоуправления в Донбассе (особого статуса Донбасса) на постоянной основе Соответствующий закон хотя и принят в сентябре 2014 г., но носит временный характер (срок его действия истекает 31 декабря 2019 г.), не вступил в силу и не применяется на постоянной основе.

Киев не выполняет достигнутую лидерами «нормандской четверки» на саммитах в Париже 2 октября 2015 г. и в Берлине 19 октября 2016 г. договоренность, предусматривающую введение в действие закона об особом статусе Донбасса по «формуле Штайнмайера» (на временной основе в день выборов в местные органы власти и на постоянной основе – после публикации итогового отчета БДИПЧ ОБСЕ).

24 февраля 2018 г. вступил в силу закон Украины о т.н. «реинтеграции» Донбасса, переформатировавший силовую операцию в военную и фактически исключающий возможность политического урегулирования.

22 января 2019 года П.Порошенко заявил, что на Украине «не будет никаких автономий и  специальных статусов».

Приняты и вступили в силу законодательные акты, ограничивающие предусмотренное п.11 право на языковое самоопределение (законодательные ограничения использования русского языка, в том числе закон «Об образовании»). На рассмотрении Верховной Рады находятся законопроекты, вводящие дополнительные языковые рестрикции («Об обеспечении функционирования украинского языка как государственного и т.д.).

12. На основании Закона Украины «О временном порядке местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей» вопросы, касающиеся местных выборов, будут обсуждаться и согласовываться с представителями отдельных районов Донецкой и Луганской областей в рамках Трехсторонней Контактной группы. Выборы будут проведены с соблюдением соответствующих стандартов ОБСЕ при мониторинге со стороны БДИПЧ ОБСЕ. Киев избегает прямого диалога с представителями Донбасса о модальностях проведения местных выборов, не принимает во внимание и предложения Донецка и Луганска по этому вопросу, передававшиеся украинской стороне в рамках профильной подгруппы КГ.
13. Интенсифицировать деятельность Трехсторонней Контактной группы, в том числе путем создания рабочих групп по выполнению соответствующих аспектов Минских соглашений. Они будут отражать состав Трехсторонней Контактной группы. Созданы и функционируют четыре рабочие подгруппы (по безопасности, политическим, экономическим и гуманитарным вопросам). Вместе с тем отчётливо прослеживается линия Украины на маргинализацию механизмов КГ, блокирование работы подгрупп.

© miaistok.su

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.