Тайную тюрьму для «сепаратистов» сотрудники СБУ организовали в спортзале Северодонецка – свидетельства очевидца

Тайную тюрьму для «сепаратистов» сотрудники СБУ организовали в спортзале Северодонецка – свидетельства очевидца 1

О существовании тайных тюрем СБУ неоднократно заявляли представители Организации Объединённых Наций. В свою очередь, украинские спецслужбы и правительство страны это упорно отрицают. Но существование этих мест может подтвердить не один десяток жителей Донбасса, которым довелось побывать в этих застенках. Побывавший в одном из таких лагерей, ныне – руководитель проекта «Кадровый резерв» Общественного движения «Мир Луганщине», Виталий Павлюк подтвердил существование тюрем СБУ, о которых не знают международные правозащитные организации.

До боевых действий в Донбассе Виталий Павлюк жил в посёлке Подлесное, недалеко от Лисичанска. После окончания вуза и службы в армии устроился на государственную службу и работал в поселковом совете специалистом по работе с семьёй и молодёжью. Он рассказал, что, когда в Киеве начался Майдан, здешнее население этих идей не разделяло и всячески пыталось этому противостоять.

– Тем не менее и в Лисичанске, и у нас в деревне постоянно проходили провокации, когда приезжали неизвестные люди на автобусах с целью разрушить памятники Ленину. Это были не местные, автобусы были заказные. Люди приезжали с других территорий, это подтверждено. Население города выступало против. Вплоть до того, что работники предприятий, шахт выходили и дежурили возле памятников Ленину, – рассказал Виталий Павлюк.

По его словам, это стало первой причиной образования в городе самообороны. Когда Украина объявила так называемую антитеррористическую операцию, на Донбасс начали двигаться колонны тяжёлой техники. В мае на Луганщине был организован референдум, в том числе и в Лисичанске.

– Я не покидал своё место жительства и оружия в руки не брал. Всё то, что происходило в городе, я видел своими глазами. Весной у нас организовали референдум. Я всегда ходил на выборы, но такой явки не было никогда. Явка была 99,9%, – рассказал Виталий Павлюк. – Кто бы ни говорил, что под автоматами кого-то гнали или принуждали, это полная чушь. У первых отрядов самообороны и оружия-то не было, они стояли с палками. Все хотели прекратить эти процессы, прошедшие в Украине, чтобы эта новая экстремистская волна не пришла к нам. Люди просто выступали за свои идеи. То, что происходило, это было против их сущности. Они воспитаны были на других ценностях и вся эта бандерщина или направление в Европу не надо было, это было чуждо. Люди хотели работать, мирно жить. Все знали, что единственное нормальное развитие и города, и инфраструктуры было только в одном случае – если будет дружба с нашим соседом, Российской Федерацией. Все предприятия были экономически завязаны на Российской Федерации. Все поставки продукции шли только туда и все знали, что благополучие и города, и граждан зависит только от дружбы с Россией, а не от какой-то Европы и тому подобное.

В Лисичанск украинская армия традиционно пришла с самолётами. В посёлке Лоскутовка ВСУ сбросили с самолётов ракеты и разрушили бывшую воинскую часть, где располагались отряды самообороны. Виталий Павлюк рассказал, что эта часть находилась не где-то в отдалении, а именно в населённом пункте, и только по счастливой случайности никто не погиб. Он подчеркнул, что от обстрелов украинских военных в основном страдали жилые дома и социальные учреждения.

– Целенаправленно били из самолётов, потом подступила артиллерия. Она заходила со стороны Артёмовской трассы. Даже есть видеоролики, где они, улыбаясь, стреляют по Лисичанску, они использовали «Грады», «Ураган» или «Смерч». Четыре раза выстрелили по нефтеперерабатывающему заводу. Зачем только – непонятно, – вспоминает Виталий Павлюк. – Артиллерия била со всех сторон. Они разбили девятиэтажный дом в третьем микрорайоне, можно сказать переполовинили, дом сгорел полностью. Фотографию этой девятиэтажки показывают сейчас везде, будто бы это силы ополчения, наши люди расстреляли свой собственный жилой дом. Это маразм. Это был жилой дом, там не прятались отряды самообороны, не было вооружений. Они стреляли по пожарной части, но, так как у них с наводкой «всё в порядке», попали по жилому дому. Рядом супермаркет разрушили. То, как украинская власть заходила в Лисичанск, я это видел своими глазами.

После того, как ВСУ и националистические батальоны зашли в город, начали устанавливаться новые порядки. Известно, что украинские нацбатальоны пришли в Донбасс с целью финансовой наживы, поэтому в Лисичанске на время стали исчезать местные предприниматели, а в домах обычных граждан начались обыски. При этом, как отметил Виталий Павлюк, между ВСУ и нацбатальонами уже существовало противостояние. Националисты даже открывали огонь по ВСУ, когда те отказывались выполнять какие-то преступные приказы.

– Позже запустили программу «Заложи друга/родственника». Все знали, какого мнения я придерживаюсь и по поводу украинской армии, и по поводу бандеровщины. Я это активно высказывал везде, и все знали. Некоторые люди сдали меня националистическим батальонам. Наверное, хотели заработать себе галочку. Сказали, что я сепаратист-террорист, что-то совершал, и у меня дома хранится что-то незаконное. Искали оружие, патроны, но у меня ничего из этого не было, – рассказал Виталий Павлюк. – Свой разговор со мной они начали с того, что меня собираются вывезти в лесопосадку и просто расстрелять, устроили обыск с пристрастием. Обыскали весь дом, ничего не нашли, кроме приглашения на референдум, и это послужило поводом ареста. Меня бросили в машину, как раз тогда они устраивали рейд, ехали колонны машин, автобусов, повезли в Северодонецк. В этом батальоне были мужчины разных возрастов: и молодые, и взрослые, и даже дедушки.

Из дома Виталия доставили в городской отдел милиции Северодонецка и передали сотрудникам предположительно СБУ или МВД. Позже ему надели на голову чёрный пакет и повезли в подвал, тоже в Северодонецке. По его словам, в этом подвале бывали многие, кого задерживали в Лисичанске или Северодонецке. По пути, как отметил пострадавший, украинские националисты делились с ним мнениями о жителях Донбасса, где «только наркоманы и уголовники живут». Себя называли воспитателями, которые поставят местное население на путь истинный.

– Меня завели в какую-то комнату. На меня по-прежнему был надет пакет. Зашли двое, и начали проводить допрос. Как я мог слышать, в разных комнатах этого спортзала проводили допросы с пристрастием. Почему я могу утверждать, что это был какой-то спортзал? В один момент забежала женщина, с меня сразу же сняли пакет, но запретили открывать глаза под страхом того, что меня расстреляют. Угроз о том, что меня расстреляют, были десятки. Забежала мать и искала своего сына, поэтому они сделали вид, что у нас всё проходит в рамках закона, якобы я просто сижу и развлекаюсь здесь. В тот момент я и мог немного посмотреть и понять, что это какой-то спортзал. Сына они не показали, сказали что здесь его нет, и женщину выпроводили, – рассказал Виталий Павлюк. – В других комнатах проводились пытки. Я это всё слышал. Помещение небольшое, поэтому как издевались над людьми, как избивали, было слышно.

Во время допроса сотрудники украинских спецслужб, угрожая задержанному «сепаратисту» расстрелом, пытались узнать данные о людях, которые участвовали в самообороне, но таких данных не получили и были вынуждены его отпустить.

– На меня снова надели пакет, бросили в машину, но уже с молодым человеком. Могу предположить, что это тот парень, которого искала мать. Машина выехала за город Северодонецк, там выбросили молодого человека, который сидел рядом. Судя по его состоянию, было понятно, что с ним там делали. Меня повезли в официальный фильтрационный лагерь, где всё проходит показушно для международных наблюдателей в рамках закона, – рассказал пострадавший. – Там сидели следователи правоохранительных служб Украины, присутствуют наблюдатели ОБСЕ и другие международные наблюдатели, где люди сидят без наручников, без пакетов на голове, где с ними общаются по-человечески, ведётся нормальный допрос, никто никого не избивает. Это о том, что делается показушно для международных наблюдателей, что якобы правоохранительные органы в Украине работают в рамках закона и международного гуманитарного права.

В этом отделении был проведён официальный допрос, в результате которого было установлено, что состава преступления нет. Но даже это не позволило продолжить молодому человеку жить на своей земле. Спустя время по телефону его предупредили, что покинуть эту территорию нужно в кратчайшие сроки, после чего он уехал в Луганск.

Сегодня, по словам Виталия, в Лисичанске история с исчезновениями людей продолжается. В основном исчезают те, кто имел отношение к самообороне. До сегодняшнего дня ни родственники, ни правоохранительные органы не могут установить местонахождение этих людей.

– Это удивительный факт: человека арестовывали – и он исчезал в застенках СБУ, – подчеркнул Виталий Павлюк.

© miaistok.su

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.